Предвестники Схизмы

Нельзя воспринимать великую Восточную Схизму как результат лишь одной ссоры. Не правда, что после многовекового идеального мира, внезапно, по причине одного конфликта, отпала почти половина всего христианского мира. Этому событию не было равных в истории, по крайней мере, исключая случаи великих ересей. В данном же случае, ереси вначале не было, как не было и безнадежного разногласия в вопросах Веры. Это был случай, и, пожалуй, единственный таких масштабов, чистой схизмы, разрыва общения вызванного злобой и обидой, но совсем не богословскими разногласиями. Было бы трудно вообразить, чтобы сотни епископов могли внезапно отпасть от единства со своим главой, если бы все до этого момента Предвестники Схизмы шло гладко. Скорее, Великая схизма есть результат очень медленного процесса. Предвестников ее причин необходимо искать за много веков до появления признаков окончательного разрыва. Была серия временных расколов, которые ослабили связи и подготовили почву для схизмы. Два крупных раскола, один – Фотиев, а второй - Михаила Керулария, о которых помнят как о причинах нынешнего положения, были оба впоследствии залечены. Строго говоря, сегодняшняя схизма датируется отречением Восточных от Флорентийского Собора (1472 г.) Так что, хотя имена Фотия и Керулария справедливо ассоциируются с этой трагедией в той степени, что их раздоры были главными составляющими в истории раскола, нельзя вообразить, чтобы эти лица были Предвестники Схизмы единственными, первыми или последними авторами схизмы. Если строить рассказ вокруг этих имен, то необходимо объяснить ранние причины, приведшие к разрыву, и заметить, что позднее единство временно восстанавливалось.

Основной причиной было постепенное отчуждение Востока и Запада. В большой степени такое отчуждение было неизбежно: Восток и Запад группировались вокруг разных центров – по крайней мере, своих непосредственных центров – использовали разные обряды и говорили на разных языках. Необходимо отличать функцию Папы как видимого главы всего христианского мира, от его функции как Патриарха Запада. Позиция, на которую сегодня часто встают анти-папские полемисты, заключающаяся в том, что все епископы равны в своей юрисдикции, была абсолютно чужда Ранней Предвестники Схизмы Церкви. С самого начала мы находим иерархические степени митрополитов, экзархов и примасов 1. Мы также находим, что с самого начала епископ приемствовал достоинство основателя своего престола, и что исходя из этого, приемник Апостола имел особые права и привилегии. Такая ступенчатая иерархия важна при объяснении позиции Папы. Он не был непосредственным начальником каждого епископа, но был главой сложноорганизованной структуры, так сказать, верхней точкой многоступенчатой пирамиды. В сознании христианина Ранней Церкви это вероятно выражалось в том, что главами христианского мира были патриархи, и далее, он хорошо знал, что главенствующий патриарх сидел в Риме. Тем не менее, непосредственным главой каждой части Церкви был Предвестники Схизмы ее собственный патриарх. После Халкидонского собора (451 г.) мы насчитываем пять патриархатов: Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Йерусалимский 2.



Разница, таким образом, для Востока и Запада заключалась в первую очередь в том, что для Запада Папа был не только Верховным понтификом, но и местным патриархом. Для восточных же христиан, он представлял собой далекую, нездешнюю власть, последнюю судебную инстанцию для апеллирования по серьезным вопросам - в случаях, когда становилось ясно, что их собственный патриарх был не в состоянии их разрешить. Для своих же Латинян на Западе он был непосредственным главой, властью, напрямую управляющей их митрополитами, первой судебной инстанцией для их епископов Предвестники Схизмы. Таким образом, Запад был верен Риму. Рим был Церковью-матерью во многих смыслах: многие поместные Церкви Запада были основаны именно миссионерами посланными Римом. Восточные же христиане, с другой стороны, были преданы их собственному патриарху, так что всегда существовала опасность двойного подданства – в случае если между Патриархом и Папой возникал конфликт – что на Западе было бы просто невозможно. Действительно, отпадение многих сотен Восточных епископов и многих миллионов простых христиан, удовлетворительно можно объяснить схизмой самих патриархов. Если четыре Восточных патриарха соглашались по какому-то вопросу, было практически ясно, что их митрополиты и епископы последуют этому решению, а священники и народ последуют Предвестники Схизмы за епископами. Таким образом, сама Церковная организация в какой-то степени подготовила почву для сложных отношений (которые могли перерасти в противоборство) между первым патриархом на Западе, с его многочисленными Латинскими последователями с одной стороны, и Восточными патриархами со своими подданными с другой.

Другие моменты, о которых необходимо упомянуть – это обряд и язык. Вопрос обряда схож с вопросом о патриархате: для простого христианина обрядовая разница была очевидна. Мирянин сириец, грек или египтянин, вероятно не разбиравшийся так же хорошо в каноническом праве как патриархи, не мог не заметить, что путешествующий латинский епископ совершает богослужения очень странным способом, что сразу делало его чуждым (если Предвестники Схизмы не сказать подозрительным). На Западе Римский обряд сначала стал оказывать влияние, а потом начал и вытеснять другие обряды. На Востоке Византийский обряд постепенно приобретал такие-же позиции. В результате мы имеем начатки двух разных устроений – Восточного и Западного. Несомненно, обе стороны знали, что другие обряды были в равной степени законными формами совершения одних и тех же Тайнств, но разница в их совершении делала совместную молитву затруднительной. Мы видим, что этот момент был одним из главных среди обвинений ритуального характера, выставленных Керуларием, искавшим повод к расколу.

Причиной разногласий становились даже языковые тонкости. Это правда, что Восток никогда не был полностью Предвестники Схизмы эллинизирован в той степени, в какой был латинизирован Запад. Тем не менее, греческий язык стал в большой степени языком межнационального общения на Востоке. На Восточных соборах все епископы говорили по-гречески. Так что, мы опять имеем два разных элемента, на этот раз в языке – практически весь греческий Восток и полностью латинский Запад. Трудно принять этот факт как причину отчуждения, но нет сомнений в том, что много недоразумений возникало и усугублялось просто потому, что люди не понимали друг друга. Во время возникновения этих разногласий едва ли существовали люди, знавшие иностранный язык. Удобные учебники грамматики и словари начали Предвестники Схизмы появляться только в эпоху Возрождения. Св. Григорий I (ум. 1604 г.) был апокрисиарием 3 в Константинополе, но греческим языком он, похоже, так и не овладел; Папа Вигилий (540-555 гг.) провел восемь несчастливых лет в этом городе, но языка так и не знал. Фотий был одним из образованнейших мужей своего времени, но по латыни не говорил. Когда Лев IX (1048-1054 гг.) написал письмо Петру III Антиохийскому, Петр вынужден был переслать письмо в Константинополь, чтобы узнать, о чем вообще в нем шла речь. Такие случаи происходили беспрерывно и вносили сумятицу в отношения между Востоком и Западом. На соборах Папские легаты обращались к собравшимся отцам по-латыни, и никто Предвестники Схизмы их не понимал, собор же велся по-гречески, и легаты могли лишь догадываться, о чем шла речь. Так что с обеих сторон возникали подозрения. Приходилось призывать переводчиков, но насколько можно было им доверять? Латиняне испытывали особенно сильные подозрения в отношении Греков. Легатов просили подписывать документы, которых они не понимали, уверяя, что в них не было ничего сомнительного. Так малое приобретало огромное значение. Известный случай с формой kath on tropon, quemadmodum, произошедший много лет спустя и связанный с декретом Флорентийского собора, демонстрирует сколько недоразумений вызывало использования двух языков.

Все эти причины произвели на свет две половины христианского мира Предвестники Схизмы: восточную и западную, во многом отличные друг от друга. Одних этих причин конечно не достаточно чтобы объяснить разделение двух половин, но нельзя не отметить, что речь уже шла о самосознании двух организмов. Это стало первым признаком появления разделительной черты, которая с легкостью могла превратиться в пропасть из-за соперничества, ненависти и зависти.


documentakjrcmb.html
documentakjrjwj.html
documentakjrrgr.html
documentakjryqz.html
documentakjsgbh.html
Документ Предвестники Схизмы