Спроси его, где сокровище! — крикнул Гейнор.

Я посмотрела на него, и все зомби, следуя моему взгляду, тоже уставились на калеку. Он не понимал. Гейнор был таким же, как все богатые люди. Они приравнивают деньги к могуществу. А это совсем разные вещи.

Убейте этого человека, Гарольда Гейнора, — громко сказала я.

Даю миллион долларов за то, что вы его оживили. Независимо от того, найду ли сокровище, — прокричал Гейнор.

Мне не нужны твои деньги, Гейнор, — сказала я.

Зомби двигались со всех сторон, они шли, простирая к Гейнору руки, прямо как в фильмах ужасов. Иногда Голливуд поразительно точен в деталях.

Два миллиона, три миллиона! — Его голос прервался. В отличие от меня он Спроси его, где сокровище! — крикнул Гейнор. видел, как умирала Доминга. И знал, что его ждет. — Четыре миллиона!

Недостаточно, — сказала я.

Сколько? — крикнул он. — Назови свою цену! — Я уже не могла его видеть. Зомби скрыли его от меня.

Никаких денег, Гейнор, — только твоя смерть. Этого будет достаточно.

Его крики стали бессвязными. Я чувствовала, как мертвые пальцы впиваются в него и мертвые зубы рвут его тело.

Ванда обхватила мои ноги.

Не надо, не убивай его! Пожалуйста!

Я поглядела на нее. И вспомнила покрытого кровью плюшевого медведя, крошечную детскую ручку с глупым пластмассовым кольцом на пальчике, залитую кровью спальню, детское одеяло.

Он заслуживает смерти, — сказала Спроси его, где сокровище! — крикнул Гейнор. я. Я слышала собственный голос будто издалека. И он казался мне чужим.


documentakjjzoj.html
documentakjkgyr.html
documentakjkoiz.html
documentakjkvth.html
documentakjlddp.html
Документ Спроси его, где сокровище! — крикнул Гейнор.